Мальчик под ногами Богини

 

 

 

Когда мне было 9 лет, я жил в Европе. Оба моих родителя работали, поэтому у нас с моим маленьким братом была служанка, которая кроме уборки дома еще была и нашей нянькой. Ее звали Антония, она и сейчас, в свои 45 лет очень крупная женщина, а тогда в 1980 году в ее 25 лет онаказалась мне просто гигантской.

Мы жили 3 года в Испании, но после окончания ее многолетнего контракта я видел ее только однажды, в прошлом году. Я помнил ее, как высокую и сильную женщину с темными волосами, черными глазами и огромными руками и ногами, постоянно носившую босоножки или ходившую в нашем доме босиком.

Сейчас я понимаю, какой большой она была, а для меня тогда, в мои 9 лет она выглядела просто великаншей. Я видел ее последний раз 2 месяца назад, она пришла со своим мужем навестить нас в отеле в Мадриде, и после крепких объятийпоцелуев и кофе, я рассказал ей, какой огромной она казалась мне, и спросил, какого она была роста.

187 сантиметров,- ответила она, - (на 2 дюйма выше меня).

Я увидел по ее глазам, что она помнит то, что случилось последней ночью, которую она провела с нами. Той летней ночью 1980 Антония выпила и дала волю своим желаниям. На следующий день она уволилась, хотя я никогда никому не рассказывал о том, что тогда произошло.

Тогда, в Мадриде, два месяца назад, я не спросил ее о весе, но она была ненамного тяжелее, чем в ее 25 лет, хотя она стала выглядеть крупнее, ее вес был около 200 кг. Последнее, что я сделал, перед тем как она покинула нас, это посмотрел размер ее ноги. Я наверное был похож на ненормального. Пользуясь тем, что она со своим мужем и моей матерью пошли купаться в бассейн при отеле, я взял ее туфли и посмотрел их размер. Я убедился: у нее были очень большие ноги, хотя это было очевидно, но сейчас я знал все точно; 44 размер, ее туфли имели длину 31,5 см., значит, длина ее стопы могла быть около 29 см.

Держа ее большую туфлю в своих руках, и вспоминая то, что случилось со мной тогда,я понял, почему мне так нравятся женщины с большим размером ног.

Самый первый опыт, который меня так сильно потряс, случился со мной, когда мне было 9 лет. Я боролся на диване с моим братом Рикки, который на 2 года младше меня. Я был сильнее и побеждал, тогда он громко заплакал и позвал Антонию с кухни разнять нас. Она легко стащила меня одной рукой с дивана, и мой брат, пользуясь моментом, ударил меня по ноге. Я побежал за ним, но Антония схватила меня рукой и толкнула на пол. Я вскочил и попытался побежать за Рикки снова, но она опять свалила меня на пол.

Обиженный смехом моего брата, я обозвал ее сукой. Я понял свою ошибку очень скоро, потому что ее, обычно ласковое лицо изменилось вдруг до неузнаваемости.

Она действительно расстроилась и рассердилась на меня. Что ты сказал??!! Тут я совершил ужасную глупость, повторив оскорбление, еще и потому, что я лежал на полу, а она возвышалась надо мной своим огромным ростом и весом.

Моя наглость довела ее до бешенства. Она сняла свою туфлю и ударила меня между лопаток, когда я сделал очередную попытку убежать от нее. Мой брат куда-то исчез, и я хотел скрыться вслед за ним, чтобы избежать неприятностей, но Антония не отпускала меня. Заметив, что удар туфлей показался мне почти безобидным, она толкнула меня на пол и придавила мою грудь своей огромной босой ногой. Ее нога была намного больше, чем вся моя грудь, и она буквально пригвоздила ей меня к полу. Если лодыжка ее ноги была на моем животе, то ее громадные пальцы доставали до моей шеи и подбородка. Ногти ее пальцев были выкрашены в красный цвет. Ее большой толстый палец находился на расстоянии одного дюйма от моего носа.От них исходил запах, который я никогда не забуду. Ее ноги пахли смесью пота, сыра и вещества, которое используют для чистки полов, я не помню какого.

И главное, ее ноги были огромны!!!

Она сказала мне: « Ты заплатишь за оскорбление, маленький наглец».

Я не понимаю, что толкнуло меня обозвать ее так грубо. Я испугался, потом, …но я назвал ее грязной сукой, и позволил себе громко повторить оскорбление.

Она вздохнула, и сняла вторую туфлю. Не говоря ни слова, она тяжело встала всем своим весом на мое крошечное телона пару секунд. Я закричал от ужасной боли.

Те секунды показались мне вечностью, обе ее огромные ступни стояли на моей груди, длинные пальцы доставали до моего подбородка и губ, а рассерженное лицо смотрело вниз на меня.

Она сошла с меня прежде, чем сломались мои ребра, и сказала, что накажет меня строже, если я попробую оскорбить ее еще раз. Она терла ногой по моему лицу, пока это говорила. Боже! Когда я представляю, что на моем лице была такая огромная, широкая ступня и не повредила его, меня охватывает ужас.

Она продолжала унижать меня ногами. Я не пытался освободиться снова, мой мир померк, когда она поставила свою гигантскую подошву на мои глаза. Она пыталась засунуть большой палец ноги мне в рот. Он был грязным, и мне это совсем не нравилось. Во всяком случае, делая это, она успокоилась.

Я плакал, распростертый на полу, не в силах подняться, и, в конце концов сказал: «Прости, Антония, я виноват». Она убрала свою ногу и сказала: «Я сомневаюсь в твоей искренности. Ты должен доказать, что раскаиваешься».

«Да, извини, я буду послушным, я стану тихим»

Она засмеялась

« Прекрасно, будь послушным прямо сейчас».

Она поставила свою огромную ступню на мое лицо, и тяжело надавила на него. Мне казалось, что ее нога была вдвое больше моего лица. Она была гигантской и очень противно пахла.

«Понюхай мои маленькие пальчики, детка».

Маленькие? – Она смеется надо мной. Ее огромные толстые пальцы заполнили весь мой рот, нос и щеки.

Я пытался не дышать, но это было невозможно, а она утюжила своей огромной ступней мой нос, посмеиваясь, при этом ее глаза злорадно блестели.

Я не мог выносить больше этого и заплакал:

«Убери свои ноги»!

«Что»?

Я не вытерпел и слегка ударил ее.

«Хватит. Не ты здесь хозяйка. Ты всего лишь грязная домработница».

«Я не знала, что ты такой глупый»-ответила она очень сердито.

Затем она схватила меня за руки и потащила в свою комнату. Она сказала, что собирается уложить моего брата спать, а со мной разберется позже. Она вышла и заперла за собой дверь.

Она вернулась через два часа, в левой руке у нее была бутылка вина, в правой--веревка, ее глаза светились решимостью.

«Я хочу есть. Мне нужно в туалет» - заныл я

Она не отвечала, мои слова сделали ее даже еще более безучастной. Она отпила вина. Она казалась совсем пьяной, и было ощущение, что она собирается сделать со мной действительно что-то страшное.

«Ты как заноза в моей заднице, детка». Сказав это, она легко связала мои руки и ноги и оставила лежать на полу, пока она ела свой обед и допивала вторую бутылку вина. Вскоре она совершенно опьянела. Она встала возле меня и сняла туфли.

«Расплата приближается» - заявила она, и, держась за стол для равновесия, она встала на мою грудь обеими ногами, и топтала меня более пяти минут, давя каждый дюйм моего щуплого тела своими огромными сильными и потными ногами. Я помню охвативший меня ужас, от этих огромных ног, шагающих по мне.

Она была совершенно пьяна, и совершенно не беспокоилась, было, мне больно или нет. Она крушила мои ребра, и они только чудом не сломались, я чувствовал боль после той ночи в течение целого месяца. Ее огромные сильные ступниподобно молоту колотили мою маленькую грудь. И когда она начала топтать мою голову, я был уже почти мертв. Ее титанические подошвы обрушились на мое лицо, подобно большим камням. Она пыталась встать полным весом на мою голову, но даже целой комнаты не было достаточно для ее двух огромных ног, поэтому только одна из них стояла на моем лице, а другая давила грудь. Ее ступня была намного больше, чем вся моя брюшная полость, и я отчетливо помню ее массивность и ширину на своем лице. Я не понимаю, как я не умер там внизу под таким чудовищным давлением.

Я плакал и умолял ее остановиться, но она только смеялась.

«Тебе больно, мальчик? Почему...? Тебе не нравятся мои ножки? Высунь-ка свой язык и лижи их!»

Я этогоделать не стал, тогда она сказала, что будет топтать меня до тех пор, пока я не вылижу ее ноги языком. Я начал лизать подошвы ее огромных ног, и это заняло довольно много времени, потому что мой маленький язык нуждался в огромном количестве слюны, чтобы чисто вылизать ее громадные ступни.

«Теперь соси мои пальчики, маленький засранец. И вычисти всю грязь между ними».

Ее пальцы и в самом деле имели вкус сыра, но самым худшим было вылизывать языком старую темную грязь, которая скопилась между ними. Ее вкус был действительно мерзким. Меня едва не вырвало, когда она заставила глотать все это, засунув мне в рот свои толстые пальцы.

Когда она была удовлетворена моим поклонением ее пальцам, она отошла и сняла свою юбку и панталоны, демонстрируя мнесвое огромное волосатое влагалище. Я был просто изумлен, и только потому не убежал, что был крепко связан на полу.

«Мне нужно пописать. Открой свой рот»

«Что?»

Она наступила мне на лицо, и так тяжело вдавила мне нос, что из него пошла кровь.

«Ты слышишь меня? Открывай!»

Я колебался, и она опять поставила свою ногу мне на лицо, тяжело надавив на губы.

«Я сказала…. Открой свой рот!!»

Я открыл, a она присела над моим лицом и тут же начала писать в мой рот. Мощная и сильная струя ее мочи зажурчала в моем горле и залила мне все лицо. Она выпила так много, что писала на меня дольше минуты. Я не мог это все проглотить, так как мой рот сразу переполнился ее горячим золотым потоком. Она смеялась и направляла струю мочи мне в глаза, на щеки, шею и грудь. Пол очень скоро стал мокрым. Ее ноги, по обе стороны от моей головы тоже намокли.

Когда она закончила, то снова встала всем весом на мою грудь и заставила слизывать мочу с ее мокрых ног. Она пихала свои огромные пальцы мне в рот до тех пор, пока я полностью не вычистил их от ее мочи. Затем она сошла с меня и приказала убрать все экскременты.

Я вычистил все, и стоя под душем, думал, как она могла проделать все это с таким маленьким мальчиком, как я. Тем более, что она всегда казалась такой доброй. Я был настроен рассказать обо всем своим родителям.

Затем Антония позвала меня к себе в кровать. Она лежала под шерстяным одеялом. Она приказала подойти к ней. Я подошел и лег, укрывшись рядом с ней. Но она оставалась в плохом настроении.

«Не сюда, бестолковый ребенок. Ляг к моим ногам».

Она вытолкала меня ногами к другому концу кровати. Она приказала мне спать там, согревая теплом своего тела ее ноги, в течение всей ночи. Я взял руками ее огромные ступни и прижал к своей груди.

Весь следующий час я провел под одеялом с ее ногами, трущимися о мое лицо и грудь. Она периодически выпускала газы, что вызывало во мне приступы тошноты. И каждый раз, когда я пытался выбраться на свежий воздух, Антония ногами заталкивала меня обратно.

И только час спустя она засунула пальцы своих ног мне в рот и начала мастурбировать, приказав мне сосать их. Вскоре я привык к темноте и мог достаточно ясно видеть, как ее руки терли и массировали огромное влагалище. И чем сильнее она возбуждалась, тем глубже ее огромные пальцы ног проникали в мой маленький рот, и я был вынужден их сосать.

«Соси мои ноги так, как если бы твоя жизнь зависела от этого» - стонала она.

Я непрерывно сосал пальцы ее ног, вылизывал каждый дюйм между ними, пока Антония не получиламощный продолжительный оргазм. В конце она приказала мне вылизать ее киску, я подполз и погрузил свое маленькое лицо в ее огромную промежность. Затем она повернулась лицом вниз, так что ее промежность оказалась на моем лице, и капли ее сока стали скатываться прямо мне в рот. Ее выделения были очень горячими, такими же обильными, как капли мочи, но гораздо плотнее. Она отодвинула свою киску от моего лица на некоторое время, придавив меня своим массивным телом. После этого она сбросила одеяло и поднялась.

«Мне жарко, мальчик!», сказала она, посмотрев на меня.

Затем она снова села мне на лицо, но на этот раз лицом к моим ногам, и поднесла свою огромную задницу ко мне.

«Теперь вылижи мою жопу, малыш. Она вся мокрая».

Я нерешительно лизал ее сфинктер, и его вкус был отвратительный. Она несколько раз пернула, и ее задница приобрела привкус дерьма, поэтому я прекратил свое занятие. Это ее снова вывело из себя.

«Я сказала лизать мою задницу, ублюдок», и она опустилась на мое маленькое лицо, размазывая мой нос своим весом.

«Нет, Антония. Это пахнет дерьмом. Это безумие», сказал я.

«Что ты сказал? О, мужчина, я думаю, тебе нужен еще один урок…»

Она встала на пол, а меня легко кинула к себе под ноги. Так как я оставался связанным, она стала давить и пинать меня своими ногами. Один из сильных ударов попал мне в лицо, и я закричал от боли. Ее мощные ноги застучали по моей голове подобно молоту.

«Давай посмотрим, как скоро ты станешь умолять меня позволить тебе лизать мою задницу»

Шлеп!!! Ее огромная подошва тяжело опустилась на правую сторону моего лица. «Раз»,- сказала она.

Шлеп!!!! «Два», (она считала один за другим свои удары). Мой нос расплющило намного сильнее. Глухие удары ее ног, падающих на мое лицо, были такими громкими, что могли бы быть услышаны даже в Африке.

Шлеп! «Три». Шлеп!! «Четыре». Шлеп!!!! «Пять». Шлеп!!!! «Шесть».

К этому времени, после ее шести страшных ударов по моему лицу, мой нос стал бесформенным, мои губы кровоточили, ее огромные пальцы оставили следы повсюду на моих щеках.

Шлеп!!!!!!!! «Семь». Это был самый сильный удар из всех. Мой затылок опять стукнулся об пол, мое лицо адски болело. Она подняла ногу еще раз, и, мне кажется, я буду помнить это мгновение до конца своей жизни. Я буду помнить свой страх, от взгляда на огромную ступню 44 размера, готовую обрушиться на меня еще раз. Я был, как в аду, или это небо обрушилось на мою голову. Великанша, дьявольская богиня, была готова нанести сокрушающий восьмой удар.

Бумм!!!!!!!!. Моя голова снова стукнулась об пол. Я еле смог прошептать:

«…Разрешите…Пожалуйста…Разрешите мне лизать вашу задницу…»

Она прекратила наказание и с торжествующим видом, поставила свою огромную ногу мне на лицо. Я был окончательно побежден.

Она повела меня в туалет и там положила меня в ванну. Все это время она была обнаженной, но я был слишком испуган, чтобы обращать внимание на ее красоту, кроме того, я постоянно смотрел на ее ноги, ожидая, что она начнет меня бить ими по лицу.

Когда она положила меня в ванну, она забралась в нее тоже и присела над моим лицом. Опять ее огромная волосатая промежность была на расстоянии двух дюймов от моих глаз.

«Открой свой рот, или ты сам знаешь, что произойдет…»

«Нет, не писайте на меня, пожалуйста, Антония, нет…» - Плакал я.

«Готовься к делу покрупнее, малыш»

И сказав это, она громко пернула мне в лицо. Запах был отвратительный, похожий на запах тухлых яиц. После этого она громко крякнула, ее розовый бутон открылся, как огромная темная пещера, и из него стало выходить коричневое дерьмо…Я подумал «О Боже, она срет на меня…» и в этот момент огромная- 12 дюймов длиной и более трех дюймов шириной какашка упала вниз, прямо в мой открытый рот, полностью его заполнив, а оставшаяся ее часть, легла мне на лицо.

Антония засмеялась сильней и громче, пока снова не пернула.

«Ешь мое дерьмо, маленький говнюк».

И две еще более крупных какашки упали на мое лицо, одна из них на мои глаза, так что я едва мог видеть. Я думал, что Антония была слишком пьяна, но это было не так, она наслаждалась каждым мгновением моего унижения. Она подняла левую ногу и стала проталкивать дерьмо мне в горло, приказывая глотать его. Я делал это в состоянии панического страха, и это был самый ужасный момент в моей жизни. Как могла эта огромная женщина, эта великанша, быть такой жестокой с маленьким мальчиком. Господи, я ведь был совсем малыш, а эта гигантша била, топтала, мочилась, кричала, а теперь она еще срала мне в рот.

Она опустила свою задницу еще ниже, на расстояние дюйма от моего полностью открытого рта. Мои глаза были прикованы к ее огромному отверстию. Оттуда показалась головка четвертой какашки, которая начала опускаться мне в рот. Я проглатывал ее дерьма так много, как только мог, и меня тошнило от каждого глотка. На очереди уже была следующая порция. Она была еще длиннее предыдущей, примерно 8 дюймов и очень толстая. Первая ее часть легла на мой левый глаз, прошла через нос и закончилась на правом глазу. Вонь стояла невыносимая. Мне было трудно дышать, так как нос тоже был заполнен ее дерьмом. Антония размазала все по моему лицу своей огромной ногой. Ей доставляло удовольствие совать дерьмо со своих ног мне в рот и дальше в горло.

Когда она закончила, она оставила на моем лице целую кучу говна. Несколько лошадей не смогли бы насрать так много, как эта женщина. Затем она приказала вычистить все в ванной, а сама направилась к себе в спальню.

После уборки ванной я пошел к себе спать. Больше я Антонию не видел. На следующий день она покинула нас, сказав родителям, что заболела ее мать. Она больше не вернулась. Когда я увидел ее снова, я знал, что она помнила все, что тогда случилось. Мне было интересно, забавляется ли она со своим мужем подобным образом.

Я думал обо всем этом, стоя на коленях в комнате отеля, держа огромную туфлю Антонии в правой руке, внезапно ужасная боль пронзила другую мою руку, которая лежала на полу. Огромная нога давила мои пальцы. Я поднял глаза и увидел Антонию, которая смеялась надо мной. Она вернулась из бассейна, а я не заметил этого. Она взглянула, как богиня, возвышаясь надо мной, наступила на мою руку своей бесподобной ногой, тяжело давя мои пальцы. Она разулась,поднесла пальцы своей огромной ноги к моим губам, и произнесла:

«Ты все это время искал мои большие ноги, малыш?»

Перевел - Botfort

http://www.FemDomina.ru

Назад